автор: Козинец Рита Владимировна

Учитель русского языка и литературы Государственное казенное общеобразовательное учреждение “Донецкая специальная школа-интернат №19”, ДНР

Л. С. Выготский о рассказе И. Бунина «Легкое дыхание»

 

 

 

Л. С. Выготский о рассказе И. Бунина «Легкое дыхание»

 

Лев Выготский в своей работе «Психология искусства», в частности в VII главе, предложил читателям хрестоматийную интерпретацию рассказа И. Бунина «Легкое дыхание», опираясь на общие элементы формы и материала, которые присущи всякому искусству, проиллюстрировал такие понятия,  как «сюжет» ,  «фабула», «форма»  и «содержание».

Знаменитый психолог, литературовед и культуролог от анализа статистической структуры рассказа или его анатомии, переходит к синтезу «путанной кривой», т.е. композиции рассказа, пытается раскрыть  смысл его физиологии; анализирует художественный прием перестройки событий в новелле: начало повествования в новелле с конца, а  в конце новеллы  повествует  о  начале событий.  

Работу Льва Семеновича Выготского о рассказе И. Бунина «Легкое дыхание» можно условно разделить на несколько частей: «анатомия» и «физиология» рассказа; диспозиция и композиция; характеристика материала; функциональное значение композиции; вспомогательные приемы; аффективное противоречие и уничтожение содержания формой. Вначале своей работы литературовед раскрывает понятия «форма», «материал», «фабула», «сюжет», «композиция», применяя всевозможные эпитеты, сравнения, метафоры. 

В начале своей работы Выготский говорит, что материалом произведения служат «житейские отношения, истории, случаи, бытовая обстановка, характеры, все то, что существовало до рассказа и может существовать вне и независимо от этого рассказа». История или происшествие, которое легло в основу какого-нибудь рассказа, это материал этого рассказа. А форма произведения – художественное расположение этого материала. Сюжет – система событий, действий, которые еще не являются результатом авторской поэтической работы. Фабула – поэтически обработанный сюжет, лежащий в основе произведения материал.  Соотношение материала и формы в рассказе – соотношение его фабулы и сюжета.

Композиция произведения – «расположение событий рассказа; способ, с каким знакомит поэт читателя со своей фабулой». 

Выготский подчеркивает, что «композиция была всегда предметом крайней заботы — сознательной или бессознательной — со стороны поэтов и романистов, но только в новелле, развившейся несомненно из рассказа, она получила свое чистое развитие», что новелла представляется, как «чистый вид сюжетного произведения», где «формальная обработка фабулы» трансформируется ее «в поэтический сюжет». Все житейские события, которые легли в основу сюжета рассказа можно изобразить в виде прямой линии, где  «каждый последующий момент сменяет предыдущий и в свою очередь сменяется дальнейшим», но писатель отступает «от прямолинейного развертывания рассказа и предпочитает описывать кривую линию». 

Лев Семенович сравнивает статическую схему конструкции рассказа с анатомией рассказа, а динамическую схему его композиции с физиологией. 

Любой рассказ имеет свою особую структуру, отличающуюся от структуры того материала, который лег в его основу. Автор, используя поэтический прием оформления материала, превращает «его мертвую конструкцию в живой организм». После яркого, порой образного, объяснения литературоведческих терминов Выговский переходит к анализу рассказа И. Бунина «Легкое дыхание».

Пристальное внимание к новелле литературовед  объясняет тем, что в этом произведении  раскрываются все основные черты, присущие этому жанру; что «Легкое дыхание» является «образцом художественного рассказа»,  что еще «он не подвергся еще чрезвычайно сильной общественной рационализации, то есть шаблонному и привычному истолкованию, с которым приходится бороться как с предубеждением и предрассудком почти при всяком исследовании привычного и знакомого текста».  

Анализ рассказа начинается с сопоставления положенных в основу этого рассказа действительных событий, т.е. материала, который Бунин искусно облек в художественную форму. Рассказ повествует о том, как Оля Мещерская прошла свой жизненный путь от богатой, хорошенькой, избалованной девчонки  к беспечной, ветреной, беззаботной женщине, играющей чувствами других людей, как оборвалась ее жизнь  на вокзале среди толпы народа, как классная дама приходит на могилу к девушке,  избрав ее предметом своей страстной мечты и поклонения. 

Далее Лев Семенович разбивает события, описанные в рассказе, на две группы и выстраивает их в хронологическом порядке, в каком они действительно протекали в жизни. Такое расположение событий в литературе называют диспозицией рассказа, условно обозначая графически прямой линией. Наблюдая за событиями, которые описаны в новелле, вместо диспозиции получаем ее композицию, где хронологическая последовательность совершенно нарушена. Диспозиция рассказа обозначена двумя противоположными линиями об Оле Мещерской и о классной даме, символизируют диспозицию рассказа «Легкое дыхание».

Прочитав новеллу, можно схематично обозначить ее композиционную схему. Получится сложная и путаная кривая. Начинается повествование с описания могилы девушки, затем переходит к описанию  ее детства, а потом к ее последней зиме, далее речь идет о падении девушки, а затем о ее гибели и в конце рассказа мы узнаем об одном незначительном, казалось бы, эпизоде ее гимназической жизни, относящемся к далекому прошлому. Выготский, анализируя получившую кривую событий, раскрывает замысел писателя: начинать повествование с конца «и в конце говорить как будто о начале».

Прочитав рассказ, мы видим, как автор раскрывает правду о путаной жизни провинциальной гимназистки, о бедной на события жизнь классной дамы, которая тянется долго и монотонно, заставляющая героиню прокручивать чужие истории. И Бунин совершенно ясно говорит нам о том, «что это идущее от его рассказа впечатление легкого дыхания есть выдумка, заменяющая ему действительную жизнь». Автор так сложно «сцепил» все события в новелле для того, чтобы «уничтожить его житейскую муть, чтобы превратить ее прозрачность, чтобы отрешить ее от действительности, чтобы претворить воду в вино, как это делает всегда художественное произведение». «Так житейская история о беспутной гимназистке претворена здесь в легкое дыхание бунинского рассказа». Бунин подвергает диспозицию рассказа серьезной трансформацией: могила Оли Мещерской, мечтания классной дамы у могилы, дуновение весеннего ветра, жизнь мертвой девушки, ее смерть, причина ее смерти, записи в дневнике. 

Расстановка этих событий не случайна, узнав о конце и о причине смерти девушки, мы с другим чувством читаем сцену смерти и записи дневника девушки.   Переплетая события рассказа, Бунин пытается «погасить, уничтожить то непосредственное впечатление, которое исходит на нас от этих событий, и превратить, претворить его в какое-то другое, совершенно обратное и противоположное первому». Сидя у могилы, классная дама не может понять, «как совместить с этим чистым взглядом то ужасное, что соединено теперь с именем Оли Мещерской?»

Это ужасное, что соединено с именем Оли Мещерской, дано в рассказе все время, шаг за шагом, его ужасность не преуменьшена нисколько, но самого впечатления ужасного рассказ не производит на нас, это ужасное переживается нами в каком-то совсем другом чувстве, и самый этот рассказ об ужасном почему-то носит странное название «легкого дыхания», и почему-то все пронизано дыханием холодной и тонкой весны».

Название новеллы тоже подверглось анализу Л С. Выготским. Литературовед говорит о том, что любое произведение — это сложное целое, в котором «оказывается некоторый доминирующий и господствующий момент, который определяет собой построение всего остального рассказа, смысл и название каждой его части». Такой доминантой нашего рассказа и является «легкое дыхание», упоминание которому   автор отвел место в конце рассказа: в воспоминаниях классной дамы о прошлом, о подслушанном ею когда-то разговоре Оли Мещерской с ее подругой и в заключительных словах автора: «Теперь это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре…» Эти слова как бы замыкают круг, сводя конец к началу. Как много иногда может значить и каким большим смыслом может дышать маленькое слово в художественно построенной фразе. Таким словом в этой фразе, носящим в себе всю катастрофу рассказа, является слово «это» легкое дыхание. Под легким дыханием понимаем, что речь идет о воздухе, о легком дыхании, которое Оля Мещерская просила свою подругу послушать; о «…холодном весеннем ветре…».

Бунин подчеркивает последними словами «то, что произошло, все то, что составляло жизнь, любовь, убийство, смерть Оли Мещерской, — все это, в сущности, есть только одно событие, — это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре». И все описанное в рассказе объединяется, как бы «собирается в одну точку, включается и вводится в рассказ: рассказ получает вдруг новый смысл и новое выразительное значение — это не просто русский уездный пейзаж, это не просто просторное уездное кладбище, это не просто звон ветра в фарфоровом венке, — это все рассеянное в мире легкое дыхание, которое в житейском своем значении есть все тот же выстрел, все тот же Малютин, все то ужасное, что соединено с именем Оли Мещерской».

Выготский интерпретировал наиболее заметный и ясный прием художественного оформления событий, как художник, рисуя дерево, не вырисовывает каждый листочек, так же и писатель, отбирая только нужные для него черты событий, сильнейшим образом перерабатывает и перестраивает жизненный материал. Жизнь Оли Мещерской была наполнена многими событиями, встречами, разговорами, разными связями, но «автор почему-то выбрал эти эпизоды, отбросив тысячи остальных, и уже в этом акте выбора, отбора, отсеивания ненужного сказался, конечно, творческий акт».

  В своей работе Лев Семенович уделил внимание и языку новеллы.  «Организация самой речи писателя, его языка, строй, ритм, мелодика рассказа» способствует  развертыванию композиции новеллы, которая оказывает влияние на наше дыхание, в которой  «заключены все необходимые для художественного претворения темы элементы и силы». В ходе чтения рассказа Выготским была проведена экспериментальная работа по записи дыхания во время чтения. Язык новеллы создает общий «эмоциональный фон для нашей реакции, фон тоскливо затаенного настроения, и наоборот, заставляя нас как бы выплеснуть разом весь находящийся в легких воздух и энергично вновь пополнить этот запас, поэт создает совершенно иной эмоциональный фон для нашей эстетической реакции».

Из скрупулезного анализа новеллы Л. С. Выготским следует то, что   переработка фабулы в сюжет (т.е. форму) у Бунина происходит прежде всего за счет композиционных перестановок, сознательно нарушающих хронологическую последовательность событий. Таким образом и достигается необходимый автору эффект: узнав в первых строках о смерти гимназистки Оли Мещерской, читатель не воспринимает рассказ о событиях, этому факту предшествовавших, как трагедию, и вместо довольно грязной истории о любовной связи гимназистки и казачьего офицера, «мути жизни», по выражению Выготского, в памяти у него остается ощущение «легкого дыхания», которое «снова рассеялось в мире».

 

Л. С. Выготский о рассказе И. Бунина «Легкое дыхание»