ПРОФЕССОР ПАВЕЛ СЕЛЕЗНЕВ: СОЗДАННЫЕ В «СИРИУСЕ» УСЛОВИЯ ДОЛЖНЫ ПОЯВИТЬСЯ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ

В Образовательном центре «Сириус» завершилась междисциплинарная программа «Культура и общество». Лекции и семинарские занятия для школьников провели 15 экспертов – преподавателей крупнейших вузов страны. О связи культуры с политикой, а также о том, почему русская культура всегда найдет способы расти и развиваться, несмотря на все попытки ее отмены, учащимся Образовательного центра рассказал специальный гость программы, декан факультета международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве РФ, член экспертного совета ВАК Минобрнауки России по праву и политологии, доктор политических наук Павел Селезнев.

– Насколько культура может существовать вне политики? Особенно если учесть, что фактически при любом политическом строе культура оставалась инструментом налаживания и поддержания связей между государствами.

– Культуру составляет титанический пласт накопленных идейных ценностей, традиций и опыта. Все это веками приумножалось и транслировалось с целью сохранения идентичности страны и ее народа. Если коротко, культура нужна, чтобы история продолжалась, а мы оставались собой.

Российская культура всегда работала на стабилизацию и усиление общества. Она оставалась для него точкой опоры, в ней оно черпало духовные силы противостоять угрозам и вызовам – хоть внешним, хоть внутренним. А уж какой при этом существует политический и государственный строй и что из культуры он возьмет на вооружение – вторичная история.

Подчеркну две важные особенности нашей национальной культуры. Первая – феномен русской смеховой культуры, которая так не нравится всем нашим недругам. Она отражает национальное умение с юмором воспринимать тяжелые времена. Высмеивая ситуацию, мы понижаем ее значимость, снимаем эмоциональный заряд.

Второй момент: русская культура стала сплавом сотен национальных традиций, подходов, взглядов и стилей. Это смешение породило нечто настолько монолитное, мощное и жизнестойкое, что аналога ему в мировом масштабе на сегодняшний день нет. В плане разнообразия и богатства даже сложно провести аналогию с какой-либо из ныне существующих культур. Можно только вспомнить римскую или греческую культуру, но они канули в Лету, сохранившись лишь в виде памятников архитектуры, скульптуры, литературы.

– Культура Америки тоже возникала как сплав традиций различных народов, проживающих на территории этого государства, но феномена не случилось.

– Америку строили авантюристы, беглые каторжники, искатели приключений, люди совершенно иного типа личности. Его так и называют – американский психотип. За 400 лет им удалось создать самое процветающее с экономической точки зрения государство. Оно построено на прагматике: эффективность, личная выгода. Нам иногда не хватает этого прагматизма. А им – нашей духовности, глобальности, философски-чувственного восприятия мира. У России в этом смысле особая миссия и призвание – за счет своих ценностей удержать мир от падения в бездну, вывести человечество из тупика, в который заводит его западная пропаганда ценностей, зачастую фактически даже неестественных для человека как биологического вида.

– Одна из тем ваших лекций в «Сириусе» – отмена российской культуры. Каковы перспективы политики этих санкций?

– Запретный плод сладок: чем категоричнее что-то отменяется, тем больше интереса и внимания порождает. Запад, соприкасаясь с российской культурой, осознает ее силу и самобытность, понимает, что это явление сильнее политических трендов и попытки защититься от его всепроникающей силы безуспешны.

Политика изменится, а культура останется. Всегда найдутся те, кто ее спасет, сохранит, приумножит, вновь обратит на нее внимание других. К тому же у нас самый генетически и интеллектуально богатый человеческий фонд: все крупные инновационные мировые решения придуманы выходцами из России, пусть даже не в первом поколении. Так что культура отмены – результат не сильной позиции, а слабости и боязни. В спорте работает тот же принцип. Хотите состязаться исключительно со слабыми соперниками? Если да – организуйте свои игры, назовите Олимпийскими или какими угодно другими, наградите себя любыми медалями. Но получите ли в итоге удовлетворение, которое ощущаешь, победив в состязании с сильным соперником?

Помимо отмены культуры, отмечу проблему, которая заключается в нас самих. В свое время у Эдварда Радзинского в США вышла книга, воспринятая русскоязычной общественностью критично. Появились соответствующие рецензии, Радзинский расстроился. А Жаклин Кеннеди ему сказала: «Ну что ты? Это такой жанр: “русские о русских”».

Когда мы едем за границу, стараемся не коммуницировать с соотечественниками, не идентифицироваться. И всегда сравниваем себя с другими не в нашу пользу. С одной стороны, способность к рефлексии – наше преимущество, с другой – уязвимая сторона, которую наши недруги знают и активно используют. Большую часть времени среднестатистический россиянин находится в состоянии критики в адрес собственной страны. Начав говорить о себе не в лучшем ключе, мы и другим позволили это делать. В этом плане можно поучиться у оппонентов. У них есть пословица: «Right or wrong – it`s my country»: то есть «Это моя страна, говорить о ней можно только в хорошем ключе».

– Почему так получилось?

– Большую роль в формировании такого отношения к стране сыграла так называемая русская интеллигенция. На самом деле, это были люди не особо интеллектуальные, просто свободного времени у них было много, труда мало, от скуки постоянно хотелось уходить в метафизические умствования. Философ, этнограф Лев Гумилев дал этой социальной прослойке меткую характеристику. На вопрос, считает ли он себя интеллигентом, ученый ответил: «Ну что вы! У меня есть профессия, и я люблю свою страну».

Во многом благодаря тому, что транслировала о своей стране русская интеллигенция, постепенно и родилась традиция зарабатывать «здесь», хранить и тратить «там», говорить «в этой стране», имея в виду Россию и дистанцируясь от нее. Крайне неприятно, когда некоторые представители «прогрессивной культурной общественности» в силу политизированности или ангажированности занимают позицию, противоположную интересам страны. Особенно при том, что раньше принимали от нее звания и почести. Если твоя страна не часть твоей идентичности, отказаться от поощрений, которые она дала, было бы честным взрослым поступком.

Мы самая большая и самая богатая страна, только почему-то слабо и мало помним об этом. Над какой страной никогда не заходит солнце? Принято считать, что это описание применялось к Британской империи в период ее расцвета, но на самом деле речь о России. Кто мешает настроить фильтры нашего восприятия в нужном ключе и гордиться тем, что дано Богом, географией и историей? Все начинается с уважения к самим себе.

– Как складывается общение с вашими учениками в «Сириусе»? Что бы вы им пожелали?

– Мы работаем на лекциях в режиме диалога, сотворчества. Думаю, каждому из ребят нужно определить свое данное природой конкурентное преимущество, чтобы в будущем использовать его во благо себя и страны. Принцип «Развивая себя, развивай свою страну» может быть положен в основу национальной идеи.

Еще важный аспект – «Сириус» должен стать историей с продолжением. Талантливый ребенок, который ездит на олимпиады, зарабатывает медали, посещает «Сириус», должен иметь возможность расширять профессиональные горизонты в том числе и на международном уровне, чтобы впитать там лучшее, а затем применить все полученные знания в России. Созидательная сила и энергия нашего интеллектуального фонда должны не распыляться по миру, а работать на благо страны. Для этого в России необходимо создавать максимальные возможности для самореализации, в том числе на государственном уровне. И в этом отношении мы, конечно, должны иметь стремление, чтобы условия, созданные сегодня в «Сириусе», появились на территории всей страны.

ПРОФЕССОР ПАВЕЛ СЕЛЕЗНЕВ: СОЗДАННЫЕ В «СИРИУСЕ» УСЛОВИЯ ДОЛЖНЫ ПОЯВИТЬСЯ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ