Гаврикова Алиса
5-1 класс
Руководитель: Никулина Светлана Николаевна
учитель русского языка
МБОУ СОШ г.Мамоново
Свидетельство о публикации в электронном СМИ: СВ №150440
Всероссийский конкурс для школьников «9 мая — день Великой Победы», приуроченный к празднованию 79-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне
Наименование конкурсной работы: Спасибо за жизнь!
Итоговая оценка: 2 место,  80 баллов(-а)
Диплом Всероссийского конкурса, бланк: ЕА №150440


      

Спасибо за жизнь!

      Как же все в этой жизни закономерно  устроено!  Ничего нет случайного!    Все, что происходит, важно!  Живешь себе, радуешься встрече утром с родителями, друзьями, ходишь в школу… Одни события сменяют другие, приходят праздники, уходят.   Наступают даты… Разные… Одни- светлые, радостные… И  другие. Великие!  Значимые!  Героические! Те, которые надо знать, надо помнить… Одна из  таких героических страниц  нашей Родины  напрямую связана со мной и с моей семьей… 

43-ий…Ленинград голодный,

 Холод дикий…Лютая зима. 

Вой сирен..Пустые переулки… 

Глядь, старушка медленно прошла. 

Без зубов и ноги еле тащит, 

Вся худая, косточки торчат,

В сапогах огромного размера, 

И шинель с солдатского плеча.

Господи! Да это не старушка, 

Девочка 14-ти лет, 

С изумрудно-синими глазами, 

На уши натянутый берет. 

А в худой ручонке кусок хлеба, 

Пальцами замерзшими зажат…

  Эти стихи   написаны моей бабушкой, жительницей города Мамоново, которая   не является поэтом в полном смысле этого слова… Поэтические строки родились у нее, у взрослой женщины, неожиданно, когда спустя много лет решилась  написать о своей маме, пережившей самое страшное, что можно представить: нестерпимый  голод и жуткий холод блокадного Ленинграда…

     Перечитывая стихи, я вижу серый холодный город.  Зима не просто холодная, «лютая»-от этого слова мне в нашей теплой квартире становится зябко, по коже пробегает мелькая дрожь… Город вымирает, на улице никого нет- все пытаются хоть как-то согреться в своих обледенелых квартирах… Вой сирен…Оглушительный вой, который пронизывает тебя всего… От которого не спрятаться, но который зовет бежать и прятаться в бомбоубежище… Повезло тем, кто добежал… А кто не успел?!

       На фоне такой мрачной картины появляется фигура старушки…Это моя прабабушка… Буквально кожа да  кости … И изумрудно-синие глаза, которые верят и в которых еще теплится жизнь. В руках кусочек  хлеба!

  Вот что пришлось пройти этой девочке в 14 лет, ребенку блокадного Ленинграда,  выжившей всем смертям назло! Сколько перенесла  она! Что она думала, сьедая последний кусочек хлеба, понимая, что другой получит только завтра… Да и можно ли назвать этот 125 граммовый кусочек хлебом! Жмых, клей, отходы целлюлозы, совсем немного муки…   Вряд ли можно до конца осознать и прочувствовать, если родные в эвакуации не узнали ее: перед ними стояла истощенная беззубая старушка… с большими голубыми, как небо, глазами…  

    Маша  Миронова выжила вместе со своей мамой и сестрой: их удалось вывезти по Дороге Жизни  из Ленинграда на Волховский фронт, где до  конца войны спасенные дети помогали медсестрам лечить раненых, видя  каждый день страдания, кровь, смерть… Эти дети хлебнули горя до предела, но не сломались, нашли в себе силы жить, стереть из своего детского сознания все ужасы,   которые им пришлось пережить. 

     Я пишу эти строки и  пытаюсь понять, а что было бы со мной? Вернее, как бы все было без меня на этом свете? А если бы прабабушка не вынесла этих страданий?  Если бы умерла, как тысячи детей,  так и не увидевших Победу ?Не родилась бы моя бабушка… Не появился бы мой папа… Не было бы и меня…  Ничего бы не было! Ни этого неба!  Ни солнца! Ни звезд, таких  редких и таких желанных в нашем туманном небе Калининградской земли…  Но все случилось. Все произошло, несмотря ни на что… Есть бабушка, есть мама, есть я! Я живу, потому что нашла в себе силы жить моя прабабушка, научилась терпеть и превозмогать боль, нещадный голод и  страшный холод:

Тишина опустилась на город.

Эта страшная тишина…

Даже милым казался холод

У замерзшего насквозь окна…

И минуты длились часами, 

Все плелись за водой к Неве…

       Нева  в годы блокады, особенно в первый ее год, была единственным источником воды, куда ходили взрослые и дети. Путь для многих был непосильным,   многие обмораживали ручки и ножки… Некоторые навсегда сохранили эти увечья –часто, чтобы спасти жизнь,  приходилось ампутировать пальчики ног… Ножкам доставалось  больше всего…

    Сегодня  уже нет в живых Марии Сергеевны, но жива ее дочь, моя бабушка, которая много раз слышала  тяжелый мучительный рассказ о  нечеловеческих испытаниях в   осажденном городе, в котором съели все, что только можно было…   Но город не сдался!  Не вырубили ни одного дерева, чтобы согреться!  Помогали друг другу, поддерживали как могли. Делились своими карточками, когда самим хотелось очень есть… Все прошли, все вынесли, чтобы родились мы, чтобы были благодарными… Думаю, это главное, что мы сегодня можем сделать для наших близких… Быть благодарными! И вспоминать о них.   Читать о них стихи, смотреть фильмы, собираться вокруг стола 27 января, чтобы за вкусными булочками и ароматным чаем( которого так не хватало детям осажденного Ленинграда) в уютной семейной обстановке вспоминать тех, кому мы обязаны жизнью.

      В этом году исполнилось 80 лет со дня полного освобождения города Ленинграда от фашистских оккупантов. Я знаю точно, что у бабушки соберутся все ее братья и сестры, приедут из разных уголков страны, будет и моя семья, чтобы еще раз посидеть вместе, поговорить, почитать эти  стихи и   сказать  слова благодарности прабабушке, выжившей в этом аду  и давшей миру 5 детей, которые  подарили жизнь нам.

Я вырасту и обязательно буду перечитывать эти строки, чтобы мои дети знали, кто они, наследниками какой великой и героической страны они являются.   

    Пока жива Россия, я уверена, будет и  память  о несломленном Ленинграде, о детях, подарившим нам самое дорогое- жизнь! 

 

 

 

 

Господи! Как страшно!  Я на миг  теряюсь в реальности и представляю блокадный Ленинград 41 года: серый, сырой ледяной  воздух обволакивает город, медленно идут прохожие, лиц почти не видно, все спрятано от 40-градусного мороза… Вот  женщина, схватив детей, бежит в бомбоубежище…  Звучит страшная сирена… Все бегут… Все во льду и в снегу, очень скользко… Голодные глаза,  осунувшиеся лица…и мысли: “Хлеб, хлебушек, хлеб!”

   Воспоминания о тяжелых далеких днях блокады, о людях, детях, живших в такое трудное время, нельзя читать без волнения,  нельзя слушать без слез и в то же время  без безмолвного восторга перед этими ленинградцами, обыкновенными людьми, которые оказались такими необыкновенными, когда этого потребовало время…

   Идет война, город осажден, люди  голодают, а тем временем , когда надо спасать жизнь,   ленинградцы тревожатся   о спасении  архитектурного наследия  Северной столицы.  Не странно ли это? Насколько  уместно  тогда было думать о памятниках? А жители с первых дней войны    маскируют  монументы  деревянными каркасами, заполненными  мешками с песком; некоторые памятники снимают  с постаментов и закапывали в землю. “Золотые купола соборов, бронзовые и позолоченные элементы декора дворцовых ансамблей прячут  в чехлы. Брезентовые укрытия расписывают под деревья и кустарники, что с воздуха создает  эффект обмана зрения для немецких бомбардировщиков”.

 Так  город и его жители спасали  культурные ценности для будущих поколений, для нас с вами.  Город, который жил, несмотря ни на что…

  Обращаясь к страницам воспоминаний блокадников, их стихам, особо поражаешься  подвигом детей, не оставшихся в стороне от грандиозного события единения людей против захватчиков. Так, во время блокады шестиклассник Юра Воронов, мой ровесник, становится бойцом аварийно-восстановительной службы. По сигналу воздушной тревоги или артиллерийского налета, когда “4 снаряда в минуту врезались в стены и улицы города”, нужно было не спускаться в бомбоубежище, а, наоборот, вставать навстречу смерти, чтобы попытаться спасти кого-то из уцелевших под развалинами.  А 25 ноября  1941 семью самого Воронова постигло горе —в дом попала бомба. Вместе с отцом откопали маму и бабушку- живыми, братика и сестренку на пятый день…-мертвыми…

За воем сирен — 
Самолёты в ночи. 
За взрывом — 
Завалы из щебня и лома, 
Я цел. 
Но не знаю ещё, 
Что ключи 
В кармане — 
Уже от разбитого дома.

 Юрий Воронов стал поэтом блокады, потому что  не мог забыть увиденного, выстраданного, того, что снилось по ночам много- много лет после снятия блокады и Победы… Не мог не рассказать, чтобы помнили, знали, задумывались, научились ценить…, были благодарными!

 И еще один важный факт, необходимый для понимания подвига  ленинградцев, ставший  откровением: от холода бедные люди сжигали  книги, мебель, вещи…Но не уничтожили  ни одно дерево..   Деревья остались нетронутыми  как символ вечной жизни Ленинграда…

  Что же можем мы сегодня? Стоим ли мы той жизни, которую сегодня имеем? Заслужили ли? Достойны ли памяти наших близких? Наших бабушек и дедушек, прошедших блокадный Ленинград?

   Мы живем, потому что ленинградцы не сдались! Мы живем, потому что наши прадеды ценой собственной жизни приближали Победу! Приближали МИР! Мы обязаны сохранить для наших детей живую летопись тех далеких событий 1941-1944 годов, показавших всему миру, что значит быть ленинградцем, как нужно любить свой город, свою страну, чтобы не сдаться, несмотря ни на голод, ни на холод, ни на разруху, ни на бомбежки и страшные лишения…

 Я- гражданин России, потому что я люблю свой  маленький город Мамоново, благодарна людям, отдавшим жизнь за мирное небо, и согласна со словами Евгения Евтушенко об отношении к великим страницам нашей героической истории:

Невозможно быть русским,

Непрядву сочтя за ручей,

Не любя свой народ,

Не полюбишь ничей.

Невозможно быть русским, не любя свой народ, не преклоняясь перед подвигом ленинградцев, не восхищаясь их силой духа и Верой! И какой Верой! Ленинградцы продемонстрировали всем у миру   подвиг верности Родине до последнего дыхания…

Поэтому пока жива Россия, пока будет Россия, я уверена, будет и Ленинград! 

Спасибо за жизнь!