Зарбаилова Ольга Олеговна
учитель истории
НИЯУ МИФИ Предуниверситарий Университетский лицей №1523
Свидетельство о публикации в электронном СМИ: СВ №159761
Всероссийский конкурс «Мы помним! Мы гордимся!», в рамках реализации федерального проекта «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации»
Наименование конкурсной работы: Анализ людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны
Итоговая оценка: 1 место,  87 баллов(-а)
Диплом Всероссийского конкурса, бланк: ЕА №159761


Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»

Предуниверситарий НИЯУ МИФИ. Университетский лицей №1523.

Кафедра общественных наук.

ПРОЕКТНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

Анализ людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны

Ученика 11 О класса   Клепикова Григория

Наставник     О.О.Зарбаилова

Москва 2023 г.

Содержание.

 

Введение3

Анализ людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны

Глава 1. Обзор современных данных о людских потерях в ВОВ5

Глава 2. Анализ современных учёных13

Глава 3 Общие людские потери СССР в период Великой Отечественной войны по категориям20

Раздел 1. Военные потери20

Раздел 2. Гражданские потери24

Заключение29

Список использованной литературы32

 

Введение

Тема моей работы “Анализ людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны”. Я выбрал именно эту тему не только потому что считаю её интересной для меня, но и потому что Великая Отечественная Война занимает крайне важное место в истории нашей страны, поэтому нам важно подробно знать о цене, которую пришлось заплатить нашей Родине для достижения победы.

Общий подсчёт безвозвратных потерь Красной армии был произведён ещё в первые месяцы после окончания Второй мировой войны. Согласно справке Организационно-учётного управления Генерального штаба Красной армии, общие безвозвратные потери составили 8 871 917 человек, из которых: убито 5 133 266, без вести пропало – 3 174 883, сдалось в плен – 35 649; небоевые безвозвратные потери составили 528 119 человек. Однако эта цифра сразу представлялась неокончательной, поскольку к ней следовало прибавить военнослужащих, умерших в госпиталях на излечении (их число оценивалось в 1 190 тыс. чел.), но отнять бывших военнопленных, возвращающихся на родину по репатриации (их число оценивалось в 2 015 тыс. чел.). Кроме того, предстояло учесть и другие факторы (общее число военнопленных, двойной счёт потерь, вторичный призыв на освобождённых территориях Советского Союза и многое другое).

Советская общественность длительное время была лишена объективных данных о потерях в войне. Так И.В. Сталин называл цифру в 7 млн. человек безвозвратных потерь всего населения СССР; Н.С. Хрущев говорил о «двух десятках миллионов»; Л.И. Брежнев сообщил, что число общих потерь превысило 20 млн. человек; М.С. Горбачев озвучил цифру в 27 млн. человек.

Выбранная мною тема до сих пор является темой оживленных дискуссий. Не существует единого мнения о людских потерях Советского Союза. Многие ученые занимаются исследованием этой темы в наше время и получают цифры, отличные друг от друга на десятки миллионов человек. 

Гипотеза: Используя сравнительно-аналитический метод при изучении литературы и статистических данных, я попробую доказать, что демографы Советского Союза (при использовании балансового метода) получили результат в 26.6 миллионов человек в качестве общих потерь СССР в период ВОВ, и именно этот результат наиболее близок к объективности.

Объект: ВОВ

Предмет: Людские потери в годы ВОВ

Несмотря на различные точки зрения (разные исследователи оценивают людские потери СССР от 7 до 46 миллионов человек) бесспорным остается одно – Советский Союз потерял в этой войне миллионы своих граждан – наших предков – значительная часть которых мирные жители, погибшие на оккупированной территории от целенаправленного террора и тяжелых условий существования, а также погибшие в тылу или в прифронтовой зоне – от обстрелов и недоедания (вспомнить хотя бы о жертвах блокады или погибших во время бомбардировок Сталинграда).

Меньшее, что можем сделать мы – потомки – это установить всю правду о войне – нашей трагедии и нашем подвиге. Из уважения к событиям прошлого, тем более к такой трагичной и героической странице нашей истории, нам важно сосчитать всех, кого унесла война, не забыв никого и никого не прибавив.

Цель моего исследования —  осветить тему потерь СССР, установить общие потери за всю войну, разделить общие потери на категории на основе имеющихся в открытом доступе данных, обосновав почему именно такие числа являются наиболее близкими к правде, а также объяснить, почему разные исследователи до сих не могут прийти к единому мнению и получают различные на десятки миллионов результаты, проанализировав ряд работ современных исследователей, которые получили разные результаты.

Я думаю, что моя работа может представлять интерес для учащихся школ, которые увлекаются историей, в особенности историей Великой Отечественной войны. Также результаты моего исследования могут помочь учителям при подготовке уроков посвященных данной теме.

 

1 глава. Обзор современных данных о людских потерях в ВОВ.

Для начала моего исследования следует обратиться уже имеющимся работам, посвященным теме людских потерь СССР в период ВОВ. 

Проблеме людских потерь СССР в период ВОВ посвящено много исследований, конечно, в силу невозможности в достаточно короткий срок проанализировать хотя бы часть из них, я выбрал монографии, которые получили максимально разные, аргументированные числа.

Рассмотрим исследования В. Н. Земскова, Г. Ф. Кривошеева и Б. В. Соколова. Каждый из этих ученых в качестве общих потерь [Общие демографические потери — сумма всех прерванных в результате войны жизней, без учёта естественной смертности. Это число как правило определяется статистическими методами, так как в большинстве случаев оперативный учёт всех погибших людей затруднён, а в некоторых случаях и вовсе невозможен] получил разные, значительно отличные друг от друга цифры. В. Н. Земсков в ряде своих статей утверждает, что общие потери СССР в ВОВ составляют 16 млн человек. В книге “Гриф секретности снят. Потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах” под общей редакцией профессора Академии военных наук генерала-полковника Г.Ф Кривошеева указывается число 26,6 млн человек в качестве общих потерь. Б. В. Соколов в своей книге “Тайны Второй мировой” называет число около 43 млн человек. Чтобы понять почему все эти исследователи получили разные числа, следует разобраться как каждый из них получил соответствующее число.

Для начала разберем исследование В. Н. Земскова. Сам Земсков, как, впрочем, и большинство ученых-статистов, изучающих данную тему, во многом опирается на фундаментальный труд “Население Советского Союза: 1922-1991” написанный научным коллективом, включавшим в себя Е. М. Андреева, Л. Е. Дарского и Т. Л. Харькову, известных под аббревиатурой АДХ.  Авторы использовали скорректированные материалы переписей 1939 и 1959 годов, а также таблицы дожития, чтобы определить численность населения СССР накануне войны, а также численность соответствующих возрастов на начало 1946 года. Согласно их расчетам, в 1941 г. в СССР жило 196,7 млн. человек, из которых до 1946 года дожили 159,5 млн. (при этом общая численность населения на начало 1946 года, с учетом детей, родившихся в 1941-1945 годах составила, по их оценке, 170,5 млн. человек. Таким образом, 37,2 млн. человек из 196,7 млн. не дожили до начала 1946 г. 

В своей статье Земсков в целом соглашается с тем, что общая убыль (погибшие, умершие, пропавшие без вести и оказавшиеся за пределами страны) за годы войны составила около 37,2 млн. человек (разница между 196,7 и 159,5 млн чел.), хотя по его оценкам это число ближе к 38 млн. человек. Однако очевидно, что нельзя считать, что число 37,2 млн человек является людскими потерями СССР в результате войны, так как это число также включает в себя людей, умерших в результате естественной убыли населения (из-за обычной смертности), то есть часть из этого числа умерла бы даже в случае если бы войны не случилось. Чтобы определить эту часть Земсков опять обращается к данным полученным АДХ. Они сумели определить, что за 1940 год в СССР умерло 4.2 млн человек. Земсков предполагает, что если считать уровень естественной смертности неизменным в годы войны, то логично предположить, что 4.5 годы войны (от середины 1941 до конца 1945) в результате естественной убыли населения должно было умереть минимум 18.9 млн человек (4.5 х 4.2 = 18.9). Таким образом Земсков в результате самой войны погибло не более 18.3 млн человек. Однако Земсков считает, что в годы войны с 1941 по 1945 в связи с тяжелыми условиями труда и жизни естественная смертность составила около 22 млн. человек. В итоге по оценкам Земскова людские потери СССР в результате ВОВ составили около 16 млн. человек (38 млн. – 22 млн.). 

Также в своей статье он доказывает верность полученного им числа немного иначе. Земсков считает военные потери СССР составили не менее 11.5 млн. человек, среди которых 7 млн непосредственно боевых потерь, свыше 0.5 млн. человек небоевые потери (в основном умершие от болезней, в результате различных происшествий и несчастных случаев), также в это число входят около 4 млн. советских военнопленных (это число Земсков получил на основе немецких данных). Также Земсков рассчитал гражданские потери, которые по оценкам самого Земского составляют не менее 4,5 млн. человек, среди которых около 700 тыс. человек блокадников Ленинграда, около 200 тыс. советских граждан, угнанных на работы в Германию (“Остарбайтеры”), более 3 млн. гражданских лиц, включая бойцов партизанских отрядов погибших в результате фашистского террора. Таким образом Земсков сложил полученные им гражданские и боевые потери и снова получил около 16 млн. человек (11.5 млн.+ 4.5млн.). В итоге можно сказать, что Земсков считает, что именно 16 млн. человек можно считать числом наиболее близким к правде.

Следующим рассмотрим исследование Г. Ф. Кривошеева, которое подробно описано в его книге “Гриф секретности снят. Потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах”

В работе Кривошеева масштабы людских потерь определялись двумя методами – учетно – статистическим и балансовым. Смысл учетно – статистического метода подсчёта заключается в оценке потерь на основе имеющихся учетных документов. Однако, как замечает сам Кривошеев, этот метод скорее подходит для разбивки общих потерь на категории, так как его невозможно применить к оценке многих категорий потерь гражданского населения в связи с отсутствием необходимых учетных и статистических материалов. Кривошеев считает, что полная оценка безвозвратных людских потерь здесь может быть получена только методом демографического баланса, путем сопоставления численности и возрастной структуры населения СССР на начало и конец войны. Кривошеев отмечает, что его подсчеты общих потерь включают в себя всех погибших в результате военных и иных действий противника, умерших вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лиц, эмигрировавших из СССР в годы войны и не вернувшихся после ее окончания. В число прямых людских потерь не вошли косвенные потери: от снижения рождаемости в период войны и повышенной смертности в послевоенные годы. 

Кривошеев производил подсчёт общих потерь методом демографического баланса за период с 22 июня 1945 года по 31 декабря 1945 года (верхняя граница была смещена на конец года, чтобы учесть потери среди раненных, которые умерли в госпиталях уже после окончания войны). Кривошеев оценил население СССР на момент 22 июня 1941 в 196.7 млн. человек. Это число было получено путем передвижки данных переписи населения за 1939 год, с учетом смертности и рождаемости, а также с учетом миграции в 2,5 года до нападения фашисткой Германии. Аналогично, путем передвижки переписи населения 1959 года с учетом смертности и изменения границ СССР после 1941 года было посчитано население Советского Союза на конец 1945 года. Кривошеев оценил это число в 170,5 млн. человек, из которых 159,5 млн человек родившихся до 1941 года. В общем можно сказать что подсчёты Кривошеева населения на начало и конец Войны аналогичны подсчётам АДХ. Соответственно Кривошеев получил такую же общую убыл населения, равную 37,2 млн. человек. Однако далее идёт расхождения с расчётами Земскова (хотя Земсков также получил общую убыль в 37,2 млн). Кривошеев оценил естественную убыль населения за 4.5 года войны в 11,9 млн. человек (против 18,9 млн. Земскова). 

В итоге Кривошеев считает, что общие потери населения среди граждан, родившихся до начала войны составили 25,3 млн. человек (общая убыль – естественная смертность = 37,2 – 11,9 = 25,3), но также Кривошеев добавляет к этой цифре 1,3 млн. детей, родившихся в годы войны и умерших в результате повышенной смертности в годы войны, следовательно, общие людские потери за всю войну, включая детей, которые родились во время войны составляют 26,6 млн. человек (25,3 + 1,3). Таким образом методом балансового подсчёта Кривошеев в качестве общих людских потерь СССР в ВОВ получил число 26.6 млн. человек. Снизу представлена таблица, составленная Кривошеевым:

Порядок расчёта Млн. человек
Численность населения СССР на 22.06.1941 г. 196.7
Численность населения СССР на 31.12.1945 г. 170.5
В т.ч. родившиеся до 22.06.1941 г. 159.5
Общая убыль населения из числа живших на 22.06.1941 г. (196,7 млн. — 159,5 млн. = 37,2 млн. чел.) 37.2
Количество умерших детей по причине повышенной смертности (из числа родившихся в годы войны) 1.3
Умерло бы населения в мирное время, исходя из уровня смертности 1940 г. 11.9
Общие людские потери СССР в результате войны (37,2 млн. + 1,3 млн. – 11,9 млн. = 26,6 млн. чел.) 26.6

(Табл.1)

 Среди них около 8,7 млн. потерь среди военнослужащих (из них 1,8 млн. не вернулись из плена), 13,7 млн потерь среди гражданского населения (из них около 7,4 млн. насильственно истреблено немецкими, финскими, венгерскими и румынскими фашистами, около 4.1 млн умерли из-за жестоко воздействия оккупационного режима (отсутствие медпомощи, переработки и т.д.), около 2.2 млн. человек погибло на принудительных работах в Германии), также в эти потери вошли граждане погибшие в результате боевого воздействия врага (например около 700тыс. блокадников Ленинграда).

Теперь проанализируем работу Б. В. Соколова. В своей книге “Тайны Второй мировой” он достаточно подробно описывает как он получил число около 41 млн. человек в качестве общих людских потерь СССР в войне. В начале Соколов рассчитал количество убитых, умерших от ран, болезней, различных несчастных случаев и происшествий советских солдат на 1% пораженных в боях и в итоге он получил около 5 тыс. человек. В качестве основных данных для получения этого самого числа он взял безвозвратные потери Советского Союза за ноябрь 1942 года – 413тыс. человек. Что бы было понятнее какие данные берет Соколов, составим на основе данных Волкогонова и Ефима Смирного следующую таблицу (см. табл.2)

Потери Красной в 1942 году
месяц Безвозвратные потери Потери пораженными в боях (в % от среднемесячного уровня за войну)
январь 628 112
февраль 523 98
март 625 120
апрель 435 81
май 422 78
июнь 519 61
июль 330 83
август 385 130
сентябрь 473 109
октябрь 819 80
ноябрь 413 83
декабрь 318 123
Всего за год 5888 1158

(Табл.2)

                Борис Соколов считает это число (413тыс) наиболее верным, так как за ноябрь РККА почти не понесла потерь пленными, а линия фронта была стабильна вплоть до 19 числа. Само это число он взял из статьи Дмитрия Волкогонова “Мы победили вопреки бесчеловечной системе”. Далее Борис Соколов делит число безвозвратных потерь за ноябрь 1942 года на процент поражённых в боях (83%, в процентах от среднемесячного уровня за всю войну = 100%), который он взял из графика, приведенного в книге Ефима Смирного “Война и военная медицина”. В итоге поделив 413тыс. на 83 получается, что на 1 % процент среднемесячного числа пораженных в боях приходится приходится приблизительно 5тыс. человек убитых и умерших от ран и болезней (413тыс. делить на 83 ~ 5тыс.), а значит среднемесячное число потерь по оценкам Бориса Соколова составляет около 500 тыс. человек. Верность своих подсчётов Борис Соколов подкрепляет фактом того, что если произвести аналогичные вычисления с данными за январь и февраль (с вычетом примерного числа пленных), то получатся аналогичные числа (5,1 тыс. и 5 тыс.). Таким образом Борис Соколов умножает показатель в 5 тыс. человек на 4656 (сумма в процентах на период с июля 1942 года по апрель 1945 года = 4600 + 17 за июнь 1941 года + 39 потерь пораженными в боях за май 1945 г) и получает около 23,28 млн. человек. Из этого числа Соколов вычитает около 940. тыс. человек ранее считавшихся пропавшими без вести, но после освобождения оккупированных территорий, вновь призванных в армию, и получает 22,34 млн. человек., которое увеличивает до 22.4 млн. человек за счёт незначительных небоевых потерь военнослужащих в тыловых округах. 

                  В итоге у Соколова получается 22.4 млн. человек среди военнослужащих без учета пленных (убитых в бою, умерших от ран, болезней, несчастных случаев и в результате приговоров трибуналов и самоубийств). К этому числу он прибавляет еще около 4 млн. человек советских военнопленных, не вернувшихся из немецкого плена и получает 26.4 млн. человек в качестве потерь среди военных. 

              Помимо описанных выше подсчётов Борис Соколов также подтверждает полученный им результат и другим методом. Соколов принял за безвозвратные потери офицерского состава сухопутных войск число равное 973 тыс. человек, ссылаясь на книгу “Скрытая правда войны: 1941 год” авторами которой являются Кнышевский П.Н., Васильева О.Ю. и др. Далее как пишет Соколов по “по доступным нам донесениям сухопутных войск о безвозвратных рядового и командного состава доля командиров в безвозвратных потерях составляла 3,36 %», также ссылаясь на всю ту же книгу “Скрытая правда войны: 1941 год”. Получается, что общие потери сухопутных войск Красной армии должны были составить около 28.96 млн. человек ((973000: 3.36) * 100 = 28.96), при этом Соколов отмечает, что вероятнее всего эта оценка завышена, поскольку в тыловых и специальных родах войск доля офицеров была выше, а соответственно потерь офицерского состава больше, а рядовых солдат меньше. С учетом выше сказанного становится понятно, что скорее всего потери Красной армии за всю войну составили немного меньше чем 28.96 млн. человек. 

           Таким образом Соколов полагает что число 26.4 млн человек военных потерь СССР наиболее близко к правде. 

          Чтобы посчитать потери гражданского населения Соколов для начала определяет общие потери СССР за годы войны. Для этого Соколов определяет численность населения Советского Союза на 22 июня 1941 года и вычитает население на 1 января 1946 года и величину естественного прироста за эти годы. Население на 22 июня 1941 года Соколов определил в 209.3 млн (хотя в книге нигде конкретно не указано, как именно было получено это число). Население на 1 января 1946 года (по данным за 1950 год) Соколов оценивает в 167 млн. человек, из которых надо вычесть прирост за счёт расширения территорий и миграции, равный 480 тыс. человек (Закарпатская Украина – 800 тыс. +приехавшие в СССР армяне около 250 тыс. + репатриированные в СССР из Китая и других стран около 50 тыс. – советские граждане, оказавшиеся в плену, которые предпочли остаться на западе около 620 тыс. = 800тыс. + 50тыс. + 250тыс. – 620тыс. = 480тыс. то есть около 0.5 млн. человек). Естественный прирост за годы войны Соколов оценивает в 0.5 млн. человек (0.7 млн в тыловых районах – 0.2 млн на оккупированных территориях (на оккупированных территориях убыль превысила прирост)). То есть общие потери согласно Соколову составили 209.3млн. – (167млн. – 0.5 млн. – 0.5млн.) = 43.3млн. человек. Из общих потерь Соколов вычитает полученные ранее военные потери равные 26.4 млн. человек и получает число гражданских потерь в 16.9млн. человек.

Выводы:

Основными методами, которыми пользуются ученые статистики при изучении данной темы являются:

Для определения военных потерь:

Учётно – статистический метод – метод, подразумевающий оценку потерь на основе имеющихся документов (донесения из армии, архивы и т.д.)

Для определения общих потерь:

 Метод демографического баланса – метод подсчёта, смысл которого заключается в сопоставлении численности населения на начало и конец войны с учетом рождаемости и естественной убыли населения 

Для того, чтобы более наглядно подвести итоги подсчётов общих потерь, рассматриваемых ученых, а также для удобства в дальнейшем исследовании составим таблицу:

исследователь Общие потери, млн. Гражданские потери, млн. Военные потери, млн.
В. Н. Земсков 16 4.5 11.5
Г. Ф. Кривошеев 26.6 8.7
Б. В. Соколова 43.3 16.9 26.4

(Табл.3)

 

2 глава. Анализ работ современных учёных и выявление общих людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны

Несмотря на кажущуюся фундаментальность и наличие серьезных аргументов в рассмотренных работах, очевидно, что разница в более чем 10 млн. человек при правильных подсчётах невозможна, следовательно, резонно предположить, что некоторые из выбранных исследователей вероятнее всего не учли какой-либо фактор в своих подсчётах или совершили иные ошибки, повлиявшие как на общее число потерь, так и на потери по различным категориям.

После того, как мы в 1 главе кратко ознакомились с работами выбранных нами исследователей и разобрали основные этапы их подсчётов, мы можем приступить к анализу данного материала и к последующему выявлению ошибок и изъянов в рассматриваемых работах. Проанализировав изложенные выше материал, мы сможем выполнить одну из главных целей всего исследования – определить общие потери СССР за Великую Отечественную войну. Начать следует именно с общих потерь, так как выявив общие потери СССР за годы войны мы сможем поделить это число на категории.

Начать хотелось бы с работы Земскова, который кстати является доктором исторических наук и специализируется на демографических исследованиях, который, однако совершает достаточно грубую для специалиста ошибку, при этом его ошибка является достаточно очевидной.

Общая убыль населения, рассчитанная Земсковым и равная 37.2 млн. человек не вызывает вопросов. Далее Земсков правильно отмечает, что 37.2 млн. человек не могут быть приравнены к общим потерям в результате войны, так как население бы подверглось естественной убыли в результате обычной смертности, то есть часть людей от общей убыли умерла бы даже в том случае если бы войны не случилось. Для расчёта величины естественной убыли Земсков принимает данные о смертности в 1940 году, рассчитанные АДХ. Как справедливо замечает Земсков, число умерших от естественной смерти за 1940 год составило 4.2 млн. человек. Земсков берет это число и умножает на 4.5 года войны и получает естественную убыль в 18.9 млн. человек, что противоречит расчетам Кривошеева, получившего естественную убыль в 11.9 млн. В этом подсчёте и кроется главная ошибка его работы. Земсков не учел, что эти 4.2 млн. человек, умерших за 1940 год, включают в себя большой процент младенческой смертности. Дело в том, что во время войны рождаемость снижается, а соответственно уменьшается число естественной убыли, так как меньше умерших младенцев. Среди 4,2 млн чел., умерших в 1940 г. был 1,3 млн младенцев, не доживших до 1 года, среди переживших этот возраст такого годового количества смертей уже не будет. Но и на первых пяти годах жизни смертность детей до войны была много выше, чем всего остального населения: если на первом году жизни в то время умирало более 180 младенцев на тысячу новорожденных, то на тысячу детей до пяти лет приходилось приблизительно 75 умерших, тогда как на тысячу человек остального населения (5 лет и старше) – 9 умерших. Именно поэтому цифра 4,2 млн. всех умерших в 1940 году не может экстраполироваться даже на 1941 год при исчислении потерь, родившихся до 22 июня 1941 года, а уж тем более на 1942 и последующие годы войны.  Вычисление естественной смертности среди детей, родившихся до войны намного сложнее простого умножения Земскова, проще говоря рассматривается постоянно взрослеющая группа детей, родившихся до войны. Смертность детей, родившихся во время войны высчитывалась отдельно. Таким образом из 37.2 млн. человек общей убыли нужно вычитать не 18.9, а число значительно меньшее. Именно из-за не учёта пониженной рождаемости Земсков получил число в качестве общих потерь намного ниже, чем оно есть на самом деле, а значит и общие демографические потери больше, чем считает Земсков.

Работа Б. В. Соколова на мой взгляд является самой спорной и при этом содержание самой работы и используемые Соколовым источники вызывают массу вопросов. Сами цифры, полученные Соколовым в качестве общих потерь значительно больше, чем у большинства современных исследователей и кажутся абсурдными. Внимательный читатель сразу заметит странности в работе Соколова, особенно при выборе источников и в самой методике подсчёта. Однако результаты Соколова озвучивались даже на телевидении (НТВ “Победа. Одна на всех”, 2000г), а значит нельзя просто назвать работу Соколова ложью и для полноты исследования нам обязательно следует проанализировать его работу.

Соколов в книге “Тайны Второй мировой” подробно раскрывает свои методики подсчёта, которых у него две. 

Суть первого метода подсчёта заключается в вычислении среднемесячного количества погибших в боях солдат РККА (сначала находится количество погибших на 1% от пораженных в боях и умножается на 100) и умножении этого числа на 46 месяцев войны. Для вычисления этого самого среднемесячного числа погибших Соколов берет число безвозвратных потерь советской армии за ноябрь 1942 года (413тыс.) и делит на процент пораженных в этом же месяце (83%), сам процент пораженных был взят из книги Ефима Смирнова “Война и военная медицина”. Уже на этом этапе подсчётов Соколова могут возникнуть вопросы. Например, Соколов использует термин “пораженные” в боях, однако нигде не поясняет его значение. Изучив ту самую книгу Ефима Смирного, на которую ссылается Соколов, становится ясно, что “поражённые в боях” это на самом деле санитарные потери Красной армии, то есть раненные, контуженные и т.д. 

То есть количество погибших на 1% процент пораженных в боях, высчитанные Соколовым, это на самом деле количество погибших на 1% от санитарных потерь. Получается, что в своих вычислениях Борис Соколов принял допущение, что соотношение между санитарными потерями и погибшими остается неизменным на протяжении всей войны. Однако очевидно, что соотношение между погибшими и санитарным потерями никогда не остается неизменным. В ходе Великой Отечественной войны оно менялось от 3:10 до 6:10. Из методики подсчёта Соколова следует, что чем больше санитарных потерь в месяц, тем соответственно больше потерь погибшими, а как видно из табл. 2 это далеко не всегда так. Складывается впечатление, что Борис Соколов намеренно подменяет термины, для того чтобы “замаскировать” очевидно неверные вычисления. 

Но не только это вызывает вопросы. Также кажутся странными и источники Соколова. Например, число безвозвратных потерь РККА за ноябрь 1942 года в 413 тыс. человек, взятое им из статьи Дмитрия Волкогонова “Мы победили вопреки бесчеловечной системе”. Этот источник также нельзя назвать однозначно верным, так как тот же Кривошеев, который работал с настоящими архивами в своей работе дает другие числа, например, по таблице Кривошеева Красная армия за 4 квартал 1942 года потеряла 515тыс. человек, в то время как данные Волкогонова говорят о том, что за один только ноябрь погибло целых 413 тыс. человек, при верных расчётах такая разница невозможна, а так как Кривошеев и его команда издавались Воениздатом и имели доступ к реальным военным архивам, то в данном случае верны скорее цифры Кривошеева. 

Проанализировав первый метод подсчёта Соколова можно уверенно сказать, что он не может близок к правде, так как в нем есть слишком много нереальных допущений и нет внушающих доверие источников. Очевидно, что раз и первые подсчёты Соколова неверны (неверны в смысле имеют слишком большую погрешность, недопустимую в академической среде), то и прочие методы расчётов, которые приводят к такому же неверному результату вероятно содержат какие-то “ошибки”. 

У Соколова также существует и вторая методика подсчётов, которая, впрочем, как и первая вызывает вопросы. Смысл второй методики Бориса Соколова заключается в поиске соотношения между потерями офицерского и рядового составов. Аргументируется это тем, что потери среди офицерского состава найти значительно проще чем потери среди обычных солдат, так как офицеров просто меньше чем рядовых и поэтому архивные данные о потерях среди офицеров можно считать достаточно точными, а, следовательно, по мнению Соколова, если удастся найти какой процент офицеры составляют от общего числа потерь, то с помощью простой арифметики можно будет с достаточно большой точностью найти общие потери Красной армии. Борис Соколов находит это самое соотношение, как он пишет “из доступных нам донесений”, ссылаясь на книгу “Скрытая правда войны: 1941 год” авторами которой являются Кнышевский П.Н., Васильева О.Ю. и др. Это соотношение составляет по мнению Соколова 3.36% а сами потери офицерского состава 973 тыс. человек. Далее Соколов просто находит общие потери РККА (973000: 3.36 * 100) и получает число в 28.9 млн человек и учтя, что в тыловых частях доля офицеров немного больше чем в передовых, допускает что число 28.9 млн человек несколько завышено и на самом деле военные потери колеблется у 26.4 млн человек (число, полученное им же в результате подсчётов по его “первому” методу). 

Несмотря на кажущуюся аргументированность этих цифр все равно очевидно, что результаты, полученные вторым методом, не могут быть верны, так как они совпадают с результатами полученными первым методом Соколова, неверность которых я уже ранее доказал. Так в чём же “хитрость” подсчётов Соколова в данном случае? Опять же следует внимательно изучить источники, на которые ссылается Борис Соколов. В источниках к книге Соколова можно найти, что 3.36% Борис Соколов взял из книги “Скрытая правда войны: 1941 год” и выразился так: “по доступным нам донесениям”. Но если проверить эти самые донесения, на которые ссылается Соколов, то оказывается, что, соотношение о потерях между офицерами и рядовыми (3.36%). Соколов взял из донесений 323-й стрелковой дивизии о потерях в наступательных боях с 17 по 19 декабря 1941 г. Получается, что Соколов взял данные всего лишь одной дивизии, к тому же и всего лишь за три дня войны и экстраполировал полученные данные на всю войну, а значит Соколов допустил, что это соотношение потерь между рядовыми и командованием за три дня войны остается неизменным на протяжении всех 1418 дней войны, что очевидно не может быть правдой. Ни в одной из существующих наук такое колоссальное допущение непозволительно и работа с такими допущениями не имеет никакого смысла, так как она не позволит найти результат хоть сколько-нибудь близкий к правде. В действительности это соотношение часто меняется в зависимости от конкретного периода и фронта войны. 

В итоге можно сделать вывод, что расчёт военных потерь, произведенный Борисом Соколовым не может претендовать на точность, так в методиках Соколова слишком много допущений и сомнительных источников, не внушающих доверие. 

Соколов в своей книге рассчитал не только военные, но и общие потери, которые, по его мнению, составили 43.3 млн. человек (военные и гражданские). Способ получения этого числа также вызывает вопросы. Соколов получил это число вычтя из населения СССР на июнь 1941 года население на январь1946 года (конечно с учётом миграции и расширения территории и естественного прироста и убыли населения). У Бориса Соколова население Советского Союза в 1946 году -167 млн. человек, в 1941 году – 209.3 млн. человек. Однако эти цифры ничем не подтверждены, так в самой книге я не нашёл точной методики, по которой Соколов получил именно такие числа в качестве населения СССР в соответствующие годы. К тому же, Земсков и Кривошеев, получили одинаковые показатели населения СССР в начале и в конце войны, 196.7 млн человек в 1941 и 170.5 млн. человек. Это объясняется тем, что и Кривошеев, и Земсков, как, впрочем, и большинство ученых, занимающихся исследованием демографии СССР, опираются на одно из фундаментальных исследований Население Советского Союза: 1922-1991” написанный научным коллективом, включавшим в себя Е. М. Андреева, Л. Е. Дарского и Т. Л. Харькову, известных под аббревиатурой АДХ. В то время как Соколов якобы сам определил население СССР до и после войны, по сути Борис Соколов использовал именно эти числа безосновательно.

Подводя краткие итоги к исследованию Бориса Соколова следует сказать, что большинство методов и подсчётов Бориса Соколова содержат в себе недопустимые в науке допущения и ошибки. Также Соколов в своей работе нередко подменяет некоторые термины (например, санитарные потери – У Соколова – пораженные в боях) и ссылается на сомнительные источники. Складывается впечатление, что Борис Соколов стремился выдать желаемое за действительное и увеличить число людских потерь так, как это только возможно и замаскировать это аргументами и доводами. Впрочем, на мой взгляд число в 43.3 млн. человек потерь изначально кажется абсурдным, однако, так как эти цифры озвучивались на телевидении, как я уже говорил выше, я не мог обойти исследование Соколова стороной и был вынужден его проанализировать. В итоге можно с уверенностью сказать, что число в 43.3 млн. человек потерь, полученное Соколовым, безосновательно и далеко от правды.

Следующей хотелось бы рассмотреть работу Г. Ф. Кривошеева, получившего в качестве общих потерь 26.6 млн. человек, которые на данный момент считаются в официальными в России и печатались Воениздатом. 

В целом исследование Кривошеева мне кажется самым аргументированным из всех рассмотренных. Кривошеев ссылается на достоверные источники (Реальные архивы, исследования ДВИ, донесения с фронта и др.) и в его работе нет нереальных допущений, как в работе того же Бориса Соколова. Также Кривошеев сумел воссоздать вполне реалистичную модель естественного изменения населения СССР в периоды с 1941 года по 1945 год, с учётом возрастной структуры населения. В расчетах общих потерь СССР у Кривошеева я не нашёл каких-либо очевидных изъянов. Кривошеев и его команда исследователей учли большинство важных факторов, способных значительно повлиять на результат, среди этих факторов население по данным переписей 1939 года и 1959 года, возрастная структура населения (в ней население, как правило, распределяется по одногодичным или пятилетним возрастным группам или же укрупнённо, по трём возрастным группам: 0–15, 15–60, 60 и более (дети, взрослые, пожилые и старые люди). Возрастной контингент объединяет людей одной или нескольких возрастных групп со сходными демографическими или социально-экономическими характеристиками (детородный, трудоспособный и др.)), детская и обычная смертность, тяжёлые условия для жизни, эмиграцию как из страны, присоединение территорий и др. В итоге можно сказать, что результаты по расчёту общих потерь полученные Кривошеевым внушают доверие.

Вывод:

Из проанализированных мной работ, посвященных людским потерям СССР в период Великой Отечественной войны наиболее аргументированным и близким к правде, на мой взгляд, является исследование Г.Ф. Кривошеева и его команды, изложенное в книге “Гриф секретности снят: Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах”, на основе данных которого можно сказать, что общие людские потери СССР за годы войны составили около 26.6 млн. человек.

 

Глава 3. Общие людские потери СССР в период Великой Отечественной войны по категориям

Раздел 1. Военные потери

В этой части моего исследования я постараюсь на основе данных современных учёных разделить выявленное ранее в работе общее число людских потерь СССР в годы войны на различные категории. Этот этап исследования на мой взгляд особенно важен, так как во многих научных и общественно – политических кругах споры возникают на почве деления общих потерь на категории.  Некоторые учёные считают, что военные потери завышены, другие напротив считают, что военные потери СССР были значительно больше, чем говорит официальная статистика, это же касается и гражданских потерь, и вообще всех категорий. Именно поэтому цель моей работы не только установить общее число потерь, на и поделить его на категории настолько точно, насколько это позволяют существующие данные, которые есть в открытом доступе.

Как я уже ранее доказал, результаты по расчёту общих людских потерь СССР, полученные Кривошеевым и его командой, внушают доверие и являются на данный момент официальными, а также большинство современных учёных, как российских так иностранных сходятся во мнении, что общие потери, рассчитанные Кривошеевым и его командой максимально близки к правде (В.Эрлихман– 26.5 млн., Э. Шеварднадзе – 26млн, Н.Ломагин– 27млн, Н.Девлет – 26 – 27 млн., С.Роузфильд– 26.4 – 29 млн и др.).

Для начала хотелось бы рассмотреть военные потери Советского Союза в период ВОВ, так как они наиболее точно поддаются учёту, в отличие от гражданского населения, так как в суматохе войны учёт потерь среди гражданского населения практически не велся.

То, как Кривошеев и его команда поделили военные потери на категории, также, как и расчёт общих потерь, внушает доверие. Для того, чтобы было более понятно какие числа получил Кривошеев при делении военных потерь на категории, составим таблицу (Табл.4)

 

No

п.п

Виды потерь Всего потерь тыс. чел Красная Армия и ВМФ Пограничные войска* Внутренние войска
1 Убито и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации (по донесениям войск) 5226,8 5187,2 18,9 20,7
Умерло от ран в госпиталях (по донесениям лечебных учреждений) 1102,8 1100,3 2,5
Итого 6329,6 6287,5 18,9 23,2
2 Небоевые потери: умерло от болезней, погибло в результате происшествий, осуждено к расстрелу (по донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов) 555,5 541,9 7,1 6,5
3 Пропало без вести, попало в плен
(по донесениям войск и сведениям органов репатриации)
3396,4 3305,6 22,8 68,0
Неучтенные потери первых месяцев войны (погибло, пропало без вести в войсках, не представивших донесения) 1 162,6 1150,0 12,6
Итого 4559,0 4455,6 35,4 68,0
Всего потерь безвозвратных военнослужащих 11444,1 11285,0 61,4 97,7
4 Кроме того, пропало без вести по пути в части военнообязанных, призванных по мобилизации, но не зачисленных в списки войск 500,0
Исключены из числа безвозвратных потерь (всего) Из них: 2775,7
Военнослужащие, ранее находившиеся в окружении и учтенные в начале войны как пропавшие без вести (вторично призваны в армию на освобожденной территории) 939,7
вернувшиеся из плена после войны советские военнослужащие (по данным органов репатриации) 1836,0
Демографические потери военнослужащих списочного состава
(фактическое число всех погибших, умерших и не вернувшихся из плена
8668,4

(Табл.4)

Я считаю, что Кривошеев наиболее верно рассчитал военные потери и поделил их на категории, и далее в исследовании я постараюсь аргументировано это доказать. 

Во-первых, Кривошеев подсчитывая потери среди военных и разделяя это число на категории, ссылается на государственные, ранее засекреченные источники, которые составлялись для внутреннего пользования, а значит вероятность встретить в них какую-либо фальсификацию мала. В основном Кривошеев и его команда работали с архивными данными – декадными и месячными донесениями войск о людских потерях. Однако очевидно, что не каждый месяц и декаду с фронта поступали донесения о потерях в рядах РККА, а также в этих донесениях мог быть некоторый недоучёт, главным образом в 1941 – 1942 годах, когда учёт вёлся не так активно, как в последующие годы войны. В таких случаях авторский коллектив Г.Ф. Кривошеева определял людские потери расчётным способом на основе сведений о списочной численности частей, соединений и объединений Красной армии до начала и к концу операций, в которых эти части были задействованы. Также Кривошеев использовал не только донесения войск о людских потерях, но и архивные материалы Военно-санитарного управления Красной армии, а также документы немецко-фашистского командования, связанные с захватом пленных и нанесенными нашим войскам потерями. 

Метод подсчёта военных потерь, основанный именно на этих документах мне кажется наиболее верным, так как расчёты, связанные с другими документами, дают крайне далекие от реальности результаты. Один из главных методов расчёта военных потерь, основный не на донесениях из войск – это подсчёт на основе данных картотеки персонального учета потерь ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны), то есть по существу механический подсчёт каждого погибшего бойца, на которого пришла “Похоронка”.Такой метод, не смотря на кажущуюся верность, очевидно приведет к значительному завышению военных потерь, так как на одного человека “похоронка” могла прийти больше одного раза, если, например, боец оказался на оккупированной немцами территории или пропал без вести, то его могли ошибочно записать в погибшие и тем самым искусственно увеличить общее число погибших солдат РККА. Получается, что наиболее верный способ посчитать военные потери – это проводить расчёты на основе донесений из армии, так, как это делал Кривошеев и его команда исследователей.

Во-вторых, исследование Кривошеева от других выгодно отличает то, что в нём дана целая, единая картина всех потерь, которые посчитаны одним методом. В качестве антипримера рассмотрим исследование Е. Н. Яковлева чтобы показать некорректность метода компиляции. Яковлев берет гражданские потери, рассчитанные М.В. Филимошиным (8.5 млн.), но при этом остальные категории потерь берет из других источников, где потери рассчитаны другим методом, в то время как тот же Филимошин получил военные потери такие же, как и Г. Ф. Кривошеев (8.7 млн.), а значит, Яковлеву следовало бы брать и военные потери, рассчитанные теми же методами что и гражданские (то есть брать данные того же Филимошина), и тогда бы он получил общие потери около 17 млн. человек, но как я уже ранее сказал, Яковлев берет гражданские потери из одних источников, а военные из других, что приводит к неверному результату. Как мы видим и в этом отношении Кривошеев и его команда поступили правильно и самостоятельно рассчитали потери, дав целую, полную картину потерь.

Перечисленные мною выше аргументы, на мой взгляд убедительно доказывают верность подсчётов Г. Ф. Кривошеева и его команды исследователей и в целом можно сказать, что Кривошеев верно рассчитал военные потери и поделил их на категории.

Однако, очевидно, что к работе, написанной около 30 лет назад уже накопилось немало претензий, особенно к тому, как Кривошеев и его команда разделили общее число потерь СССР на категории (больше всего споров вызывают военные потери). Для того чтобы понять, какие есть вопросы к результатам Кривошеева у других учёных проанализируем критику со стороны современного исследователя Сергея Максудова (настоящее имя Александр Петрович Бабёнышев, он получил общие потери такие же, как и Кривошеев) изложенную им в его статье “Оценка военных потерь: поиск истины, невежество или предвзятость?” [Демографическое обозрение том 4 №3, 2017: 141-152]. Если коротко изложить претензии Максудова к работе Кривошеева, то мы получим следующее. Кривошеев не полностью учел численность военнопленных и количество людей, оставшихся на западе после войны, не учёл людей, вернувшихся из плена в обход фильтрационных лагерей, недостаточно полно учитывают естественную смертность военнослужащих как на фронте, так и в тыловых подразделениях, отсутствие категории дезертиров, а также Максудов считает, что Кривошеев ошибочно учёл всех 500 тыс. человек не добравшихся до фронта как попавших плен, так как они могли просто дезертировать. 

Сам Максудов в этой же статье замечает, что главные отличие его результатов от результатов Кривошеева заключается в количестве пленных и погибших в плену человек(Максудов считает военнопленных по немецким данным), у Максудова погибло 3.1 млн. пленных, в то время как у Кривошеева 1.3 млн., разница в целых 2 млн, в остальных цифрах у Кривошеева и Максудова маленькие, допустимые различия (Мобилизованные у Максудова – 32 млн, у Кривошеева – 30 млн., разница –3,6%; убитых –5,5 и 5,592 млн (без 137 тыс. умерших от болезней), разница –1,7%; раненых –18 и 18,3  млн,  1,8%).

В целом, критика со стороны Сергея Максудова справедливая по большинству категорий, однако Максудов, как и многие исследователи в данном случае, совершает ошибку, записывая в погибших солдат всех не вернувшихся военнопленных, но в своих расчётах Кривошеев поступает наиболее верно и учитывает в военных потерях не всех погибших военнопленных, а только не вернувшихся красноармейцев, так как значительная честь тех, кого немцы записывали в военнопленных были на самом деле мирными жителями.

Подводя итог к определению военных потерь следует сказать, что несмотря на ряд неточностей, таких как отсутствие категории дезертиров и недоучёт потерь в начале войны из-за суматохи, а также не включение партизан и отрядов ополчения в военные потери (так как они просто не числились как бойцы РККА) Кривошеев получил наиболее аргументированный и близкий к правде результат, из всех исследователей занимавшихся данной темой, следовательно на данный момент можно сказать, что военные потери СССР в период Великой Отечественной войны составили 8.7 млн. человек, из которых погибло в боях и на этапах санитарной эвакуации – 5226.8 тыс., умерло от ран в госпиталях – 1102.8 тыс., погибли в первые месяцы войны (нельзя точно поделить по категориям) – 1162,6 тыс. человек. Важно отметить, что несмотря на то, что уже более 70 лет назад закончилась война, мы до сих не можем абсолютно точно посчитать военные потери СССР в эти тяжёлые для нашей страны годы.

Раздел 2. Гражданские потери 

Перед тем как считать общее число потерь среди гражданского населения Советского Союза и делить его на категории важно сказать, что гражданское население, особенно сильно пострадавшее в годы войны из-за фашистского террора к сожалению, крайне тяжело поддается учету и вряд ли мы когда-либо сможем точно сказать, сколько граждан нашей страны в те годы стали жертвами фашистских убийц, которые преднамеренно и систематически истребляли наших предков, но одно можно сказать точно, что мирных граждан погибших в войну было огромное количество. Далее в своём исследовании на основе имеющихся в открытом доступе данных и работ по теме потерь СССР я постараюсь определить наиболее точное число потерь среди гражданского населения и разбить его на категории.

В вопросе гражданских потерь, на мой взгляд, также наиболее прав Кривошеев и его команда исследователей. На это есть несколько причин. Одна из них заключается в том, что работа Кривошеева по сути единственная, где осуществляется попытка поделить гражданские потери на категории. Также следует отметить, что Кривошеев не берет свои числа из ниоткуда, как это делают некоторые другие исследователи (как правило это связано с малым количеством документов, которые позволяют оценить потери гражданского населения), а также как и в случае с военными потерями работает с реальными источниками, главным образом Кривошеев считает потери среди гражданского населения по данным ЧГК (Чрезвычайная государственная комиссия), в задачи которой (по информации которую можно найти в интернете) входит полный учёт злодейских преступлений нацистов и причинённого ими ущерба советским гражданам и социалистическому государству, установление личности немецко-фашистских преступников с целью предания их суду и суровому наказанию; объединение и согласование уже проводимой советскими государственными органами работы в этой области. На мой взгляд это особенно авторитетный источник хотя бы потому что акты и сообщения ЧГК стали одним из важнейших доказательств обвинения в Нюрнберге. Также одним из источников с которым работал коллектив авторов Кривошеева стали материалы Управления Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации граждан СССР из Германии и оккупированных ею стран (возглавлял Филипп Иванович Голиков). Помимо всего уже перечисленного выше можно сказать, что так как Кривошеев наиболее верно из всех исследователей определил военные потери, то очевидно, что остальная часть от общих людских потерь – это потери среди гражданского населения СССР. В целом можно сказать, что Кривошеев получил наиболее близкие к правде результаты:

Сведения о числе жертв среди гражданского населения СССР в период оккупации

Методы истребления Число жертв
Преднамеренно истреблено 7420379
Погибло на принудительных работах в Германии 2164313
Погибло от преднамеренно жестоких условий оккупационного режима (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т.п.) 4100000
Итого 13684692

(Табл.5)

Но как мы видим, если просто сложить военные потери и гражданские, полученные Кривошеевым, которые, как мы доказали ранее можно считать наиболее правдивыми из всех существующих, то мы не получим общего числа потерь в 26.6 млн. человек, так как 8.7 млн. потерь среди военнослужащих плюс 13.7 млн потерь среди мирного населения дают нам только 22.4 млн. человек и тогда возникает вопрос, кто же эти оставшиеся вне какой-либо категории 4.2 млн. человек? (26.6 млн -22.4 млн). Можно было бы списать их на некоторый недоучёт иди погрешность, ведь эти 4.2 млн. человек составляют только 16% от общего числа, но надо понимать, что 4.2млн это на самом деле колоссальное число, равное, например, населению Казани, Новосибирска и Екатеринбурга вместе взятых. Далее я постараюсь разделить эти 4.2 млн человек на более конкретные категории.

Во-первых, сам Кривошеев пишет, что в его потери гражданского населения входят в основном жители территорий, которые находились под оккупацией немцев, но не входят жители, погибшие из-за войны на неоккупированных территориях так, например, сам Кривошеев отмечает, что в потерях гражданского населения он не учёл потери среди жителей блокадного Ленинграда, которых по его же оценкам было около 700 тыс. человек. 

Современные данные позволяют нам посчитать, что на самом деле потери среди мирных жителей Ленинграда и его пригородов были значительно больше и составляют не менее 1 миллиона человек, среди которых многие погибли при эвакуации. Ленинград является самым пострадавшим по количеству людских жертв городом, однако следует понимать, что и многие другие города пострадали от бомбежек и  голода, однако посчитать точное количество жертв от бомбежек Киева, Харькова, Севастополя, Минска, Тулы и многих других город на данный момент невозможно, но так, например, в одном Сталинграде только в августе 1942 г. во время массированных налетов немецко-фашистской авиации погибло свыше 40 тыс. чел. гражданского населения [Кривошеев и др., 2001, с. 230—234.], то есть очевидно что число это большое, но точно рассчитать мы его к сожалению не можем.

Многие мирные граждане на неоккупированных территориях погибли не только от воздействия врага (блокады, бомбежки), а из-за тяжёлых условий жизни, например, по оценке иностранных историков около 250 тыс. человек погибло в результате депортации некоторых народов (в основном поволжских и прибалтийских немцев, чеченцев и ингушей [Дж. Барбер и М. Харрисон, 2006, c. 225—226.] и около 750 тыс. человек, находившихся в течение войны в трудовых лагерях и других местах заключения, тут важно отметить, что среди заключенных лагерей была особо высокая смертность, так как условия в лагерях во время войны были крайне суровы.

Помимо всего уже вышеперечисленного в эти 4.2 млн. неопределенных потерь следует включить 240 тыс. евреев и 25 тыс. цыган, которых румынские фашисты уничтожили между Днестром и Бугом при соучастии гитлеровцев и бандеровцев, так как Кривошеев почему-то не включил их в общие гражданские потери.

Подводя итог к делению на категории 4.2 млн. человек, которых Кривошеев и его команда не поделили можно составить небольшую таблицу (смотреть таблицу 6) 

Категория Число жертв
Умершие от голода и бомбежек жители Ленинграда 1 млн.
Умершие в результате депортации 250 тыс.
Заключённые лагерей 750 тыс.
Неучтённые Кривошеевым жертвы румынских фашистов на территории Молдавской ССР 265 тыс.
Трудноопределимые потери, включающие в себя погибших в результате бомбежек, происшествий и трудных условий жизни в тылу, а также содержат в себе небольшую погрешность из других категорий Около 1.935 млн.
Итого  4.2 млн.

(Табл.6)

Вывод:

Проанализировав выбранные источники, я сделал вывод что потери по категориям также наиболее точно были посчитаны Кривошеевым, так как именно он наиболее полно представил общую картину потерь и использовал внушающие доверие источники. Потери СССР можно поделить на две большие категории: 

Военные потери – 8.7 млн. человек

Гражданские потери – 17.9 млн. человек

Однако также следует понимать, что из-за сложностей подсчёта, именно такое разделение имеет ряд минусов, таких как не учёт дезертиров и недостаточно точный учёт потерь в первые месяцы войны, а значит исследования в этом направлении будут еще долго продолжаться и впереди еще большой потенциал.

 

Заключение

По результатам проведенного мною исследования можно сделать вывод, что несмотря на огромное количество работ, посвященных теме людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны, некоторые из которых я проанализировал в своем исследовании, наиболее аргументированным и близким к правде из всех существующих работ является исследование, проведенное коллективом авторов Г.Ф Кривошеева, изложенное в книге “Гриф секретности снят: Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах”, которая впервые была издана в 1993 году. Я считаю именно это исследование наиболее аргументированным из всех, так как оно дает нам полную картину потерь, ссылается на внушающие доверие, ранее засекреченные государственные источники, предназначенные для внутреннего пользования и, следовательно, не предполагающие в себе фальсификации, а также эта работа выгодна отличается тем, что не содержит в себе ненаучных допущений. 

При этом я считаю, что важно отметить, что эта работа Кривошеева не идеальна, и на то есть несколько причин: отсутствие категории дезертиров, погрешность подсчётов потерь в первые месяцы войны, наличие 4.2 млн. человек, которые не были отнесены ни к одной из категорий, а также “смешивание категорий”, так, например, среди гражданских потерь, полученных Кривошеевым “спрятались” потери, которые следовало бы отнести к военным, например, партизаны оказались в гражданских потерях, хотя также как и бойцы РККА защищали родину с оружием в руках. При этом, несмотря на минусы работы Кривошеева, перечисленные мною выше, она все же остается наиболее близкой к правде, именно поэтому я взял её за основу своего исследования. Основываясь на работе Кривошеева и ряде других работ, я установил общее число потерь и поделил его на категории насколько это позволяют последние данные науки. 

Для удобства я составил общую таблицу всех потерь СССР в период Великой Отечественной войны:

 

Людские потери СССР в период Великой Отечественной войны

Категория Подкатегория Число потерь (тыс.чел)
Потери среди военнослужащих Убито и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации (по донесениям войск) 5226,8
Умерло от ран в госпиталях (по донесениям лечебных учреждений) 1102,8
Погибшие в вражеском плену и неучтенные в первые месяцы 1783,3
Небоевые потери: умерло от болезней, погибло в результате происшествий, осуждено к расстрелу (по донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов) 555,5
Общие военные потери 8668,4
Потери среди Гражданского населения Преднамеренно истреблено немцами на оккупированных территориях СССР 7420,379
Погибло на принудительных работах в Германии 2164,313
Погибло от преднамеренно жестоких условий оккупационного режима (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т.п.) 4100
Жертвы блокады Ленинграда и пригородов Около 1000
Заключенные лагерей (ГУЛАГ и другие места заключения), погибшие от тяжёлых условий во время войны 750
Умершие в результате депортации* 250
Неучтённые Кривошеевым жертвы румынских фашистов на территории Молдавской ССР 265
Трудноопределимые потери, включающие в себя погибших в результате бомбежек, происшествий и трудных условий жизни в тылу, а также содержат в себе небольшую погрешность из других категорий Около 1935
Общие гражданские потери 17931,6
Общие потери СССР в период ВОВ 26600

(табл.7) * – требует уточнений

Для получения описанного выше результата я изучил актуальную современную литературу, посвященную данной теме, провёл критический и компаративный анализ изученной литературы и имеющиеся в открытом доступе информации по данной теме.

На мой взгляд, в моем исследовании я достаточно полно решил все поставленные задачи и достиг поставленных целей, а именно осветил тему людских потерь СССР в период ВОВ, раскрыл основные способы подсчёта потерь, нашёл общее число потерь наиболее близкое к правде и поделил его на категории.

В процессе написания работы я не только узнал много нового в данной сфере, но и научился анализировать академическую литературу, работать с источниками и документами, а также научился более грамотно формулировать свою мысль. Результаты моего исследования заставили меня задуматься о важности нашей истории, особенно о такой великой, но при этом трагической её странице.

Я думаю, что исследование будет интересно всем, кто интересуется историей и в особенности историей Второй мировой войны и СССР. Также результаты моего исследования могут помочь при создании рефератов и презентаций по данной теме.

По моему мнению, исследования в данном направлении имеют большой потенциал, так как я рассмотрел лишь некоторые аспекты изучаемой проблемы. Тема на мой взгляд животрепещущая и актуальная, именно поэтому исследования должны быть продолжены.   

 

Анализ людских потерь СССР в период Великой Отечественной войны